Category: музыка

Молодец

Надежда фон Мекк

Надежда Филаретовна фон Мекк вошла в историю как меценат, "ангел-хранитель" Петра Ильича Чайковского. В.Н. Познанский в своей объемистой книге о Чайковском пишет: "Она подарила ему 14 лет творчества". Чайковский и фон Мекк никогда не встречались, общались только посредством писем.

"Подарила годы творчества" означает, что Надежда Филаретовна давала Чайковскому деньги. 6000 рублей в год. Её помощь позволила Петру Ильичу бросить опостылевшее преподавание в Московской консерватории, заняться только сочинением музыки и почти ни в чем себе не отказывать. Надо заметить, что к деньгам Чайковский относился как "птицы небесные" из Евангелия, которые "не сеют, не пашут, не собирают в житницы, а Отец наш небесный питает их". Петр Ильич, разумеется, "пахал" и довольно напряженно, но "собирать в житницы" не умел принципиально. Так вот, "питала" его именно Надежда фон Мекк.

О Чайковском я напишу позднее, если получится. Сейчас же – только о Надежде Филаретовне, которая была уникальным, удивительнейшим человеком.

Главное из биографии: Надежда Филаретовна – дочь небогатого помещика, большого любителя музыки Филарета Фраловского. В 17 лет она вышла замуж за остзейского немца Карла фон Мекка, бедного инженера. Впоследствии ее муж сказочно разбогател на строительстве и эксплуатации железных дорог. Но первые годы жизни семья жила в нищете.
В 17 лет Надежда Филаретовна родила первого ребенка. На протяжении 24 лет она родила 18 (!) детей, из которых выжило 11. Попробуйте угадать, как Надежда Филаретовна после всего этого относилась к семье и браку?
Collapse )
Молодец

Шопен и Жорж Санд.

Шопен и Жорж Санд. Типичный (на мой взгляд) случай. Аналогичные истории – Сергей Есенин и Асейдора Дункан. А еще – Владимир Высоцкий и Марина Влади. Когда опытной (даже немного тёртой жизнью) женщиной, связанной с искусством, овладевает желание затащить к себе в постель молодого мужика - красивую модную  игрушку. Ничем хорошим такие истории обычно не заканчиваются. Виноваты ли в этом сами похотливые женщины или какие-то субъективные свойства затягиваемых мужчин – не знаю. Решать вам.

Вернемся к Шопену. Он был вундеркиндом и сочинял музыку с 9 лет. В Париж приехал в 20 лет сложившимся музыкантом и композитором. Уже были написаны два концерты, большая часть ноктюрнов и этюдов. В Париже начал давать уроки, завел связи с масонами, в том числе с банкиром Ротшильдом. Очень неплохо зарабатывал, довольно быстро прикупил себе хорошую квартиру и обставил ее дорогой мебелью. Некоторые обедневшие поляки завидовали достатку Фредерика. Дело дошло до того, что братья Водзинские решили женить хорошо зарабатывающего Шопена на своей сестре Марии (Марыне), чтобы тянуть из него деньги. И вроде бы Фридерик и Марыня были даже помолвлены, но то ли отец Марыни не дал согласия, то ли самой Марыне Шопен был не по душе (что вероятнее), но из помолвки ничего не вышло. Фридерик тяжело переживал разрыв.

И тут в 1837 г. Шопен через Листа знакомится с Жорж Санд. Она эпатажная романистка, пишущая под мужским псевдонимом, расхаживающая в панталонах и курящая сигары. К тому времени у нее уже были двое детей и множество любовников. Первое впечатление – антипатия. Но уже через несколько месяцев в 1838 г. они становятся любовниками. На зиму 1838-39 гг. Фридерик и Жорж Санд с детьми уезжают на Майорку.

Зимняя Майорка не самое лучшее место для больного туберкулезом Шопена из-за сырости и отсутствия отопления. В итоге он заболел и проболел большую часть своего "медового" месяца (а точнее – трех месяцев). В одном из писем Шопен пишет (цитирую по книге Ивашкевича): "Три доктора, самых знаменитых на острове; один нюхал, что я плевал, другой выстукивал, откуда я плевал, третий щупал и слушал, как я плевал. Один говорит, что я сдох, другой – что сдыхаю, третий – что сдохну…".  Не правда ли, это напоминает консилиум из сказки про Буратино: "Пациент скорее жив, чем мертв, пациент скорее мертв, чем жив, пациент ни жив, ни мертв…". Может А.К Толстой читал письма Шопена? 
         
Вся "любовь" на Майорке и закончилась, осталась "дружба". Болезнь редко вызывает сочувствие, чаще – раздражение, вспомните Онегина: "Мой дядя самых честных правил…". Зачем нужен больной любовник? Его же затаскивали в постель не для того, чтобы он болел.

Ивашкевич в своей книге очень зло пишет о Жорж Санд и считает, что именно эта поездка на Майорку сильно подорвала здоровье Шопена. Кстати, отец Фридерика тоже болел туберкулезом, но дожил до 75 лет. Возможно, что именно он и заразил своих детей туберкулезом.

Весной Шопен и Санд вернулись во Францию, Шопену сразу стало лучше, а Жорж Санд завела себе нового любовника – какого-то Мориса. Но и с Шопеном ее отношения не закончились. На правах "друга" он еще с 1839 по 1846 г. включительно жил летом в ее усадьбе в Ногане. Во всяком случае, Жорж Санд создала (как пишет Ивашкевич) "утопающее в зелени старых деревьев гнездо, в котором он мог спокойно отдаться своему творчеству".

Это нормально. Рахманинов тоже все летние месяцы проводил с семьей в своем имении Ивановке и очень Ивановку любил. Тем не менее, жизнь Шопена в Ногане вместе с  Жорж Санд, ее детьми и любовником чем-то напоминают "высокие отношения" Маргариты Львовны с Хоботовым из "Покровских ворот". Когда Маргарита Львовна, решив с помощью усатого гравера проблемы плоти, озаботилась и проблемами души. Ведь надо же с кем-то и поговорить о французской литературе, например, или о музыке!. 
Молодец

Были люди... Рахманинов

Читаю книгу Федякина из ЖЗЛ про Сергея Рахманинова. Привлекли внимание два события из его юности. Жизнь у юного Сергея Рахманинова была тяжелой. Его отец был жизнелюб, веселый, компанейский человек, но абсолютно не хозяйственный. Одним словом, гусар. В итоге он сначала профукал свое имение, потом имение жены. Семья перебралась в Петербург. С учебой в петербургской консерватории у Сергея почему-то не сложилось. Тогда его двоюродный брат Александр Зилоти, тогда уже известный пианист, посоветовал отдать его в московскую консерваторию к Николаю Звереву, у коготорого когда-то учился сам.

Зверев, профессор московской консерватории, был очень интересным человеком, преданным искусству и музыке. Преподавал в консерватории, давал частные уроки. И на свои деньги содержал некоторых студентов, которые жили у него дома, фактически за его счет. Держал он их в ежовых рукавицах, приучал к жесткому режиму занятий. Вот так Рахманинов прожил несколько лет у Зверева с двумя его учениками. Зверев был горячим, вспыльчивым человеком. Однажды повзрослевший Рахманинов поругался со Зверевым и ушел от него. Начал жить отдельно, зарабатывая на жизнь уроками музыки и одновременно продолжая учебу в консерватории.
В день окончания учебы, когда Рахманинов был удостоен большой золотой медали, поскольку с отличием окончил консерваторию и как пианист и как композитор, Зверев обнял Сергея и подарил ему свои золотые часы. Т.е. для Зверева не важны были деньги, он не помнил обид, для него важным было то, что он помог очень талантливому музыканту.

И второй эпизод. Издатель Карл Гутхейль предложил Рахманинову издать ноты его сочинений - оперы "Алеко", двух пьес и шести романсов. Потом они стали друзьями. Однажды Гутхейль позвал Сергея на званый обед и предложил выпить на брудершафт. И как же я буду его называть? - сокрушался Рахманинов. - Говорить "ты" и "Карлуша? И лишь совместив "ты" и "Карл Александрович" - успокоился...
Так что тогда выпить на брудершафт - это было серьезно, практически породниться. После этого обращаться на "вы" уже нельзя. 
Молодец

Шопен и русофобия

Я люблю музыку. Сейчас - классическую. Дошел, наконец, к старости. Один из самых любимых композиторов - Шопен. Ну вот как-то решил просмотреть фильм про Шопена. Я люблю музыкальные фильмы, тем более, что сейчас хорошего кино нет, все ушло в сериалы.

Скачал польский фильм "Шопен. Желание любви" 2002 г. Шопен там - инфантильный задохлик-одуванчик, которого мучит монструозный князь Константин. Наконец отец Фредерика не выдерживает издевательств русского тирана, собирает последние гроши и отправляет Шопена в Париж. Шопен в карете пересекает границу, за ним опускается шлагбаум с российским двуглавым орлом. Далее идут сцены расправы страшных российских солдат в доме отца Шопена, многократно повторяется картинка разламывания клавиш рояла прикладами винтовок.

Ну, думаю, что за фигня? Никто Фредерика в Варшаве не мучил, он свободно концертировал, ездил по Европе - в Прагу, Берлин и Вену. Играл даже для императора Александра Первого, который подарил ему перстень с бриллиантами. И уехал он из Варшавы не в Париж, а в Вену. Уехал потому, что как музыкант давно уже перерос провинциальную Варшаву. И, кроме того, как полагают исследователи, его отец и близкие знали о готовящемся польском восстании и приложили усилия, чтобы отправить Фредерика подальше от грядущей заварухи.

Что в итоге имеем? Обычное наглое польское русофобство. Которое не останавливается даже перед искажением образа своего единственного великого композитора.
В общем, досматривать кино не стал.

PS. Потому напишу о Рахманинове и фильме Лунгина. Тоже есть что сказать по поводу.