Category: литература

Молодец

Книга Листа (?) о Шопене

Недавно осилил не очень большую книжку Ф.Лист "Ф.Шопен". Книгу предваряет шикарная аннотация: "Среди книг, посвященных великим музыкантам, книга Листа о Шопене занимает совершенно особое место. Значение ее определяется прежде всего тем, что она написана не рядовым человеком – литератором, искусствоведом, критиком, – а истинно великим музыкантом-художником. Перед нами не просто книга о Шопене, а книга одного великого человека о другом, книга гения о гении".
Ну как не прочитать такую книгу?

Чтение заняло больше времени, чем я предполагал. Приходилось буквально продираться через множество страниц, заполненных какими-то совершенно мутными излияниями вроде:
Там наблюдал он, как расцветает целомудренная грация его пленительных соотечественниц, оставивших в нем неизгладимое впечатление обаятельности их увлечений, таких живых и в то же время сдержанных, когда их захватывала одна из фигур мазурки, которую мог изобрести и сделать национальным танцем только дух рыцарственного народа. Там он узнал, что такое любовь, весь смысл любви, какой придают ей в Польше, чувства, испытываемого благородными сердцами, когда юная красивая пара, одна из таких пар, что, вызывая восклицания восхищения у седовласых старцев и одобрительную улыбку у матрон, уже видавших на своем веку всю красоту, какая только может появиться на земле, летает из одного конца зала в другой. Она рассекает воздух, несется подобно душам, устремленным в звездную беспредельность, летающим на крыльях своих желаний с одной звезды на другую… пока, наконец, кавалер, в центре круга, образованного танцующими, приковывая к себе столько любопытных взглядов, вне себя от радости и признательности, бросается на колени, не оставляя кончиков пальцев своей дамы, простертая рука которой как бы благословляет его. Он дает ей описать три круга вокруг себя; он как бы хочет увенчать себя тройным венцом – лазурным ореолом, пламенной гирляндой, нимбом золота и славы!.

Читал (зачастую просто перелистывая эту невообразимую муть) и недоумевал. Ну не мог гениальный композитор и пианист Лист такое написать!  И секрет книжки открылся в самом  конце, в примечаниях. Но сначала кратко о личной жизни Ф.Листа.
Collapse )
Молодец

Шопен и Жорж Санд.

Шопен и Жорж Санд. Типичный (на мой взгляд) случай. Аналогичные истории – Сергей Есенин и Асейдора Дункан. А еще – Владимир Высоцкий и Марина Влади. Когда опытной (даже немного тёртой жизнью) женщиной, связанной с искусством, овладевает желание затащить к себе в постель молодого мужика - красивую модную  игрушку. Ничем хорошим такие истории обычно не заканчиваются. Виноваты ли в этом сами похотливые женщины или какие-то субъективные свойства затягиваемых мужчин – не знаю. Решать вам.

Вернемся к Шопену. Он был вундеркиндом и сочинял музыку с 9 лет. В Париж приехал в 20 лет сложившимся музыкантом и композитором. Уже были написаны два концерты, большая часть ноктюрнов и этюдов. В Париже начал давать уроки, завел связи с масонами, в том числе с банкиром Ротшильдом. Очень неплохо зарабатывал, довольно быстро прикупил себе хорошую квартиру и обставил ее дорогой мебелью. Некоторые обедневшие поляки завидовали достатку Фредерика. Дело дошло до того, что братья Водзинские решили женить хорошо зарабатывающего Шопена на своей сестре Марии (Марыне), чтобы тянуть из него деньги. И вроде бы Фридерик и Марыня были даже помолвлены, но то ли отец Марыни не дал согласия, то ли самой Марыне Шопен был не по душе (что вероятнее), но из помолвки ничего не вышло. Фридерик тяжело переживал разрыв.

И тут в 1837 г. Шопен через Листа знакомится с Жорж Санд. Она эпатажная романистка, пишущая под мужским псевдонимом, расхаживающая в панталонах и курящая сигары. К тому времени у нее уже были двое детей и множество любовников. Первое впечатление – антипатия. Но уже через несколько месяцев в 1838 г. они становятся любовниками. На зиму 1838-39 гг. Фридерик и Жорж Санд с детьми уезжают на Майорку.

Зимняя Майорка не самое лучшее место для больного туберкулезом Шопена из-за сырости и отсутствия отопления. В итоге он заболел и проболел большую часть своего "медового" месяца (а точнее – трех месяцев). В одном из писем Шопен пишет (цитирую по книге Ивашкевича): "Три доктора, самых знаменитых на острове; один нюхал, что я плевал, другой выстукивал, откуда я плевал, третий щупал и слушал, как я плевал. Один говорит, что я сдох, другой – что сдыхаю, третий – что сдохну…".  Не правда ли, это напоминает консилиум из сказки про Буратино: "Пациент скорее жив, чем мертв, пациент скорее мертв, чем жив, пациент ни жив, ни мертв…". Может А.К Толстой читал письма Шопена? 
         
Вся "любовь" на Майорке и закончилась, осталась "дружба". Болезнь редко вызывает сочувствие, чаще – раздражение, вспомните Онегина: "Мой дядя самых честных правил…". Зачем нужен больной любовник? Его же затаскивали в постель не для того, чтобы он болел.

Ивашкевич в своей книге очень зло пишет о Жорж Санд и считает, что именно эта поездка на Майорку сильно подорвала здоровье Шопена. Кстати, отец Фридерика тоже болел туберкулезом, но дожил до 75 лет. Возможно, что именно он и заразил своих детей туберкулезом.

Весной Шопен и Санд вернулись во Францию, Шопену сразу стало лучше, а Жорж Санд завела себе нового любовника – какого-то Мориса. Но и с Шопеном ее отношения не закончились. На правах "друга" он еще с 1839 по 1846 г. включительно жил летом в ее усадьбе в Ногане. Во всяком случае, Жорж Санд создала (как пишет Ивашкевич) "утопающее в зелени старых деревьев гнездо, в котором он мог спокойно отдаться своему творчеству".

Это нормально. Рахманинов тоже все летние месяцы проводил с семьей в своем имении Ивановке и очень Ивановку любил. Тем не менее, жизнь Шопена в Ногане вместе с  Жорж Санд, ее детьми и любовником чем-то напоминают "высокие отношения" Маргариты Львовны с Хоботовым из "Покровских ворот". Когда Маргарита Львовна, решив с помощью усатого гравера проблемы плоти, озаботилась и проблемами души. Ведь надо же с кем-то и поговорить о французской литературе, например, или о музыке!. 
Молодец

Теперь про Грефа

В продолжение вчерашнего поста при днище Сбербанка. Вот твитор главного клоуна - Германа Оскаровича Грефа:
Греф
Выписки надо ждать по три дня. Зато нейронная сеть Сбера написала стихотворение. 
Молодец

Саша Штирлиц, гениальный поэт

Саша Штрилиц, просто гениальный, современный, НАСТОЯЩИЙ поэт.
Пиарю потому, что нравится.

Всё горит: Владимир, Муром, Тында
И леса густые в Марий Эл...
Слышишь, Государь, ебашит рында,
Как бы вопрошая: «ОХУЕЛ???»
**************************************
ТОГДА, КОГДА…

Тогда, когда Вселенская Манда
Накроет Мир всемирным потепленьем,
Мы в заполярных станем городах
Из фейхуёв и слив варить варенье,
.
На субтропическом курорте «Оймякон»
Среди магнолий пышного цветенья
Свой сисечный спасают силикон
Мулатки под платанов мощной тенью…
.
В одном из мест прибавится когда,
Как говорил Михайло Ломоносов,
В другом убавится…Венеции – пезда
И Англии – пезда, пезда пиндосам…
.
Бредёт в песках усталый караван
Под Гомелем, а где-то под Каширой
Созрел банан…Японским островам –
Пришёл пиздец…И хуй с ним, с Кунаширом.
**************************************

ЭПИТЕЛИЙ…

Протуберанцами Солнце плюётся шальное.
Землю пронзают нейтрино до самой простаты.
Плавится Город в июльском асфальтовом зное.
С тела сползает кусками загар распиздатый.
.
С множеством факторов связанный комплекс процессов,
Бури магнитной откликнулся пагубным эхом,
Как объяснил нам любезно какой-то профессор…
(Нахуй вообще я на эту рыбалку поехал?!!!...)
.
Про подавленье конвекции ёбаной плазмы
В пятнах на солнечном диске каких-то вещал он…
(Не удосужился кремом я спину намазать…
Пренебрегать не годится такими вещами)
.
Съедены рыбы. Остались ожоги на теле.
Весь некрасивый и красный сижу, невесёлый.
Наземь слетает уже неродной эпителий,
Тихо мешается там с чешуёй карасёвой.
**************************************

ДЕВОЧКА, ХУДАЯ КАК ЦАРАПИНА

Я гулял по парку в дождь осенний,
В стоптанных ботинках и плаще.
Было грустно, было воскресенье,
Денег, сука, не было вобще.

 

В небе посильней открыли воду –
Дождь ударил мощный, проливной.
Переждать решил я непогоду
В старенькой, обшарпанной пивной.

Под гобой и звуки клавесина,
Под рожок английский (вот сюрприз!)
В пачке и растянутых лосинах,
Вся в слезах в который раз на бис

Девочка худая, как царапина,
На пуантах, чёрт бы их побрал,
Голосочком Фёдора Шаляпина
Пела там «Владимирский централ»
**************************************

НЕВЗНАЧАЙ

Всё невзначай и вдруг на этом Свете.
И невзначай рождаются стихи...
И так же невзначай родятся дети.
И у лохов почти всегда лохи.

 

Всё невзначай – непруха и удача.
Капризен бог небесных лотерей.
Один всю жизнь на фабрике хуячит,
Другой родился – сразу же еврей.

Кому-то – Бентли, третьему – Импреза,
На Жигулях коричневых – второй.
Четвёртый комиссован с энурезом,
А пятый впрягся в этот геморрой.

А пятый прёт в атаку с автоматом,
В зиндане пятый заживо гниёт.
Шестой жену на кухне кроет матом,
Ревнует, что седьмой её ебёт.

Восьмой читает книгу «Роза Мира»,
Девятый спит - накушался «колёс»…
Но скоро прилетит «звезда» Нибиру
И невзначай настанет всем пиздос.

© Саша Штирлиц